Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Чортово колесо / Моряк с "Авроры" (Севзапкино, 1926, реж. Г. Козинцев и Л. Трауберг)



В каком-то смысле, это фильм об угнетающей роли слишком быстрых и ранних брачных обязательств в жизни невинного юного холостяка. Потому что юных невинных холостяков не атакуют девушки, стремящиеся и способные к независимости.
Вот, например, Ванька Шорин, бессемейный перспективный морячок с лицом деревенского телёночка и пухлогубым детским профилем (актёр Петр Соболевский),



поддался на американских горках очарованию случайной знакомой по имени Валя (актриса Людмила Семёнова - русская Пайпер Перабо. Вернее, Пайпер Перабо - американская Людмила Семёнова). Валю авторы фильма позиционировали как юную глупую девочку, но двадцатисемилетняя актриса выглядит ощутимо старше двадцатидвухлетнего партнёра.



Ваня охнуть не успел, Валька уже прижимается и млеет, дура. Кавалеру не до смеха, морда кирпичом, как у хомячка с несварением. Но не так-то легко вежливому человеку выползти из-под доверчиво навалившейся тушки. Карусели кружатся, американские горки из-под ног убегают, чортово колесо ворожит центробежными силами, смеркалось, кругом фейерверки и праздник жизни, оператор сам Москвин, монтаж самих Козинцева и Трауберга, художник сам Еней, матерь божья у парня никаких шансов устоять. Всё, кирдык.



А дальше классика жанра: Ваня, я ваша навеки! - и жерновом на шее повисла.



Романтика, ась? Папаша ейный только глянул и пинком под зад на все четыре стороны. Эту кобылу-то не прокормить, да ещё и зятя притащить норовит, от спасибочки. Вот к чему приводят молодёжь фейерверки в парках культуры и отдыха.



Ночь, улица, фонарь, аптека. Презервативы в советских аптеках тогда ещё не продавали, наверное. Ночевать негде, работы нет, по уставу числишься дезертиром, - о презервативах ли тут тосковать?



Наутро словно бы подводка к знаменитому эпизоду из "Летят журавли": за оградой маршируют люди в форме, герой сердцем с ними, хочет туда, но ограда же...



Меж тем, на горизонте нарисовалась скользкая личность в виде фокусника-эстрадника "Человек-вопрос", только что лишившегося аккредитации и профсоюзного билета (двадцатилетний актёр, а в будущем и кинорежиссёр Сергей Герасимов; и ведь подумать только, что именно он самый младший в этой компании!). Дружки у Человека-вопроса соответствующие, сплошь уголовники. Видят: какие-то Валя и Ваня поселились в парке на скамейке. Возникли тёмные планы.



В дело вступил мощный социально-гендерный фактор: хоть Ваньке жениться на Вальке резона нет, но если её бросить и уйти, то ведь пропадёт девка моментально. Криминальные личности поставили в план сделать из Вали проститутку. Стоит Ване отвлечься, его девушке тут же поступают интересные предложения.



Прекрасно осознавая свои перспективы, Валя, тем не менее, спокойна, как мамонт. Ей главное, чтоб Ваня против течения не грёб. На хазу так на хазу. На стрёме так на стрёме. Дескать, будь мужиком, мой сладкий, покоряйся обстоятельствам и не тявкай.



Спрашивается, из чьих лап доблестная советская милиция вырвала заблудшего краснофлотца Ваньку Шорина - из лап уголовников или из цепких женских пальчиков?
Вежливость губит лучших из лучших. Вернее, долой женскую безработицу, пусть некоторые коровы на свои деньги живут.

Фильм сохранился не полностью, но недостаток частей не критичен, сюжет понятен. Есть на Рутрекере.
Tags: 1920-1929, советская правда, советское кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments