Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

На гребне волны / Point Break (США-Япония, 1991, реж. Кэтрин Бигелоу)

Безработные тусовщики с претензиями на духовное лидерство? Не смешно. Вот "На гребне волны" и не комедия.
Из предыдущего просмотра, состоявшегося где-то в середине 1990-х, я помнила только эту сцену и ждала пронзительного броманса с участием протагониста и антагониста:



В результате получен любопытный духовный опыт - наблюдала, как хитроумный сценарий и ещё более хитроумная режиссура противостоят друг другу, обнажая все точки взаимного несогласия в оппозициях добра и зла. Благодаря этому было легко следить за эволюциями собственного отношения к персонажам. Антагонист и протагонист оказались равно противны мне, а душа болела за мешковатого увальня на втором плане.

Никто не ценит паразитов и не восхищается внутренней свободой ленточного червя, хотя, определённо, у ленточного червя есть свой взгляд на мир (т.е. на чужой кишечник), свои представления о целесообразности, своя политика и своё упрямство в следовании к цели.
На истинный облик паразита никого любоваться не заставишь, и авторы фильма схитрили в подборе актёров (Патрик Суэйзи и актёры, чьи имена ничего не говорят). Их личики фотомодельны, торсы скульптурны, футболки обтягивают. Волосы обычно светлы и длинны. Мужчины-барби. Для ограбления банков они переодеваются в мешковатые костюмы, закрывают головы, а затем пугают всех до полусмерти, тычут оружием и швыряют чужих женщин мордой в жёсткий пол. Тогда это уже не барби, но и, конечно, не мужики. Это какой-то новый род существ, обитающий на границах телесности, - там, где телесность соприкасается с... с чем? Они ловят кайф в неуправляемом полёте, следуя за стихиями, за неорганической материей.



Что-то красивое изнутри о самих себе мужчины-барби, наверное, знают, но со стороны смотрятся обычными безработными ничтожествами. Провозглашают себя самыми умными, красивыми и ловкими, но людям, униженным в отделениях банков, всё равно плевать на яркость оргастических ощущений грабителей. Паразитов не начинают любить от того, что сегодня они предстали в облике мужчин-барби, а не в облике ленточных червей.

В недрах местного отделения ФБР грабителям противостоят простой непростой парень в годах (Гэри Бьюзи) и андрогинный молодой брюнет на старте карьеры (Киану Ривз).



Андрогин, конечно, в группе риска, потому что в качестве андрогина тоже явно существует где-то на границах телесности. Но его больше привлекает не роль повелителя Стихий, а роль повелителя Смерти. Он примеряет к себе имидж крутого парня с пушкой, и пока это единственный момент, когда он ловит кайф. Разбитные серфингисты предлагают ему попробовать альтернативу - повелевание стихиями. К собственному ужасу, андрогин вскоре обнаружил, что повелевать стихиями он может лучше всех (вплоть до прыжка без парашюта), а вот перейти ненавистную границу в вопросах чужой насильственной смерти не способен, внутренний стопор не позволяет.



Старший напарник, в отличие от полного надежд андрогина, повелевать стихиями и чужой смертью не стремится и искушением для него ни то, ни другое не становится. Наш человек, пролетарий умственной беготни за вооружёнными халявщиками.



В той точке, где амбициозный андрогин узнаёт, что не способен приговорить человека к смерти, фильм словно бы ломается. Хаос чувств андрогина резонирует с хаосом кровавой бойни, прореживающей персонажей. Снова и снова возникает ситуация, когда протагонист стоит перед выбором, стрелять ли в антагониста. Ни сценаристы, ни режиссёр в азарте не обратили внимание, как повествование потеряло точность в деталях и логику. Им нужен был апофеоз, нужно было свести андрогина лицом к лицу с человеком, которому андрогин получит возможность ниспослать смерть своими руками. Что ж, встреча состоялась. Вот теперь можно ставить точку. Жаждущий повелевать стихиями уничтожен невозможностью ими повелевать, а жаждущий повелевать смертью уничтожен страхом перед своим даром.
Потому что нефиг повелевать мёртвой материей и всемирной энтропией органики. Мозгом бы своим повелевать научиться, и то хлеб.
(До чего приятно иногда поморализаторствовать за чужой счёт! ...за чужой счёт? ой! Я НЕ ТАКАЯ!)
Tags: 1990-1999, броманс, криминала будни нелегки, педагогика сотрудничества, сша кино 1990-х
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments