Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

Цветения пора / Lust och fägring stor (Швеция-Дания, 1995, реж. и сценарист Бу Видерберг)

Не всем мальчикам удаётся повзрослеть красиво. Для многих из них пора цветения остаётся позади, а не впереди.
Какой она бывает - красота взросления, красота возмужания?
Жил-был в Швеции в 1943 году один школьник лет пятнадцати по имени Стиг. Прилежно успевал по всем предметам, был строг в вопросах чести и морали, вёл себя примерно, кушал кашу и слушался маму. Очень хороший мальчик, в общем.



Но тут в их мужском классе появилась новая учительница, стройная замужняя бездетная дама лет тридцати семи.
А возраст у мальчиков такой, что о чём бы они ни говорили, это всё равно про секс.
И всё заверте.



Сначала юный Стиг научно установил, что у женщин бывают шеи. Мальчик напрягся. Это шея.



Потом произошло страшное. Если хочешь достать словарь, нужно провести рукой возле женской коленки. А мальчик же не каменный!



Довольно быстро дело дошло до трепетного обцеловывания дерматина на стуле учительницы. Ох, до чего не каменный мальчик.



Разумеется, мебельным дерматином всё не закончилось.



Учительница тоже оказалась не каменная. И стала, чуть что, ловко раздеваться. Фильм строго, строжайше 16+!
Ради секса с учительницей Стиг начал прогуливать уроки. Фиг с ним, с растлением малолетних, но прогуливание уроков?!.. Я бы сказала, со стороны педагога это категорически недопустимое, непрофессиональное поведение.



А кто у нас муж? У нас муж внутренне одинокий человек, слабый, но гордый. И он очень тяготится тем, что у него нет сына.
Вот примерно такой сын ему и нужен, если подумать. Муж подумал - и согласился на этот вариант.



Стиг тоже непрочь упапашить взрослого дяденьку. С родным отцом контакт всё равно не устоялся, почему бы не попробовать получить на стороне то, чего не получаешь в семье. Ролевая мужская модель и всё такое. Проблема в том, что ролевой мужской моделью в этой истории является только сам Стиг. Его стратегия и тактика совершенно мужские, зрелые. Чего не скажешь об окружающих.



По мере столь нетрадиционного внедрения в чужую семью, мальчик вынужденно пересмотрел свои приоритеты. Учительница перестала быть загадочной прекрасной дамой и явила свои, так сказать, неприглядные стороны: мелочную мстительность, приземлённость стремлений, вопиющий эгоцентризм, равнодушие к высокой культуре. Духовный мир у неё размером с головку от спички, в общем.
Стиг не из тех дурачков, кто предаётся самообманам. Всё заметил, правильные выводы сделал, закономерно испытал разочарование. Отсекаем любовь и уважение, в остатке получаем только секс. Особенность секса ради секса, как широкоизвестно, состоит в том, что сегодня происходит то же самое, что было вчера, и то же самое, что будет завтра, и конца этой безнадёге не видать. Поэтому, когда однообразный секс-марафон с чужой женой себя исчерпал, Стиг попытался мирно вернуться в рамки разумного.
Ага, как же. Учительница не сдалась и перешла в контрнаступление. Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей, - мог бы процитировать школьник, если бы ознакомился с русской классической поэзией. Ситуация обострилась, раскалилась и грозила кончиться какой-нибудь жуткой катастрофой.



Но самая жуткая катастрофа в 1943 году - это, уж конечно, сводки с фронтов, а не сексуальные домогательства взрослых женщин к тинейджерам и не безнадёжность попыток привести в норму законченного неудачника.
Красиво взрослеющие мальчики всегда понимают разницу такого рода.

Tags: 1990-1999, историческое кино, мелодрамы, неравные связи, скандинавское кино, цветения пора
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments