Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

Как я была переводчиком викторианской поэзии

Когда ещё теплилась надежда хоть тушкой, хоть чучелком, но одолеть английский, вооружилась американской хрестоматией Poetry of the Victorian Period 1965 года и повыписывала, на что глаз лёг. В тот день глаз лёг, среди прочего, на балладу Джерарда Мэнли Хопкинса (1844–1889) "Её королевство". Участь моя была решена. Я ж тогда ещё не знала, что Хопкинс в английской поэзии слегка новатор, мастер внутренней и концевой рифмы и маэстро аллитераций и ассонансов. Смотрю - баллада с сексом, насилием и мистическим привидением, чего ж мне ещё, взялась.
Началась баллада лихо, сразу со случайной связи. Чувствовалось, автор не чужд нигилизма. То бишь, подтвердились уверения википедии в том, что Хопкинс был католический священник, окопавшийся среди невинных англикан.

They were wedded at midnight
By shine of candles three,
And they were bedded till daylight
Before he went to sea.

Похоже, прямо в первой строфе меня караулили и ассонансы, и коварная внутренняя рифма wedded-bedded. Но привычка к гладкописи по-маршаковски позволила закрыть глаза на собственные недостатки. По wedded-bedded я прошлась паровым катком и не вздрогнула:

Их полночь повенчала
Сияньем трёх свечей.
А утром уплывал он
За тридевять морей.

Да, Хопкинса здесь почти не осталось: ритм не рваный и вообще. Зато девушка из первой строфы преисполнилась оптимизма. Она исходила из того, что ночь случайного секса побудит кавалера к пусканию корней. Кавалер не возражал. Но твёрдо постановил отложить женитьбу на трёхлетний срок по зачатии инфанта.

[Английский текст]'When are you home, my love,' she said,
'When are you home from sea?'
'You may look for me home, my love,' he said,
'In two years ot in three.'


- Когда домой вернёшься?
- Ты на море смотри.
Любимая, прождёшь ты
Два года или три.

Три года, как Пенелопа, в ожидании не пойми чего и возможно со внебрачным младенцем на руках? Да не вопрос! - воскликнула красавица на одну ночь.
Красавицы, они такие, чертовски влюбчивые. Я бы не нашла, что возразить, но тут девушка перешла к выяснению паспортных данных. То есть, сначала отдала парню всю себя, а потом этак вскользь поинтересовалась, а есть ли у него, например, фамилия, а то замуж невтерпёж. Дура, да? А вдруг он Бубляшко-Перекидальский? Будешь потом всю жизнь для анкет по буквам диктовать. Нет бы - сначала паспорт покажь, красавчик, а уж потом тебе три свечи и цигель-цигель ай-люлю.

[Английский текст]'Heaven make the time be short,' she said,
'Although it were years three.
Heaven make it sweet to you,' she said,
'And make it short to me.

And what is your true name?' she said,
'Your name and your degree?
How shall I call my love,' she said,
'When he is over the sea?'


- Три года, как мгновение,
В разлуке пролетят,
Лишь знать бы мне, что небеса
Любимого хранят.

А имя как твоё, скажи,
И звание твоё?
Как мне назвать любимого,
Когда он приплывёт?

И тут вдруг шок, сенсация и срывание завес! Мажора подцепила, жениться обещал.

[Английский текст]'O I am the king's son,' he said,
'Lord William they call me.
I give you my love and I give you my land,
When I come home from sea.'


В ответ: Я лорд, сын короля,
И Вильямом зовусь.
Ты станешь королевой,
Когда к тебе вернусь.

В этом месте захотелось обнять автора и рыдать у него на шее, потому что викторианские скрепы всем скрепам скрепы, нам тут ещё учиться и учиться, как завещал великий Хопкинс. В общем, Грей навострил лыжи от своей Ассоль, и автор не забыл рассмотреть тему паруса, но у меня она не влезла в строку. Русские слова какие-то слишком длинные, это вам любой переводчик скажет.

[Английский текст]He yearn'd, he yearn'd to have his love,
For two years and for three.
Then he set sail in a golden ship
With a golden company.


Год, и другой, и третий
Он к ней любовь хранил,
Пока златой корабль
С златой командой плыл.

Интересно, какие кульбиты она проделывала, - подумала я с печальной завистью. После чёса по всем портовым кабакам именно её три года забыть не может, надо же.
Меж тем, моё ущемлённое эго саднило там, где оно обычно у нас саднит, но не по поводу незабываемых кульбитов. Пролетят-хранят, зовусь-вернусь, хранил-плыл... Мда. Какое пошлое, совершенно неспортивное рифмование. Мне стало стыдно. Но история набрала обороты, и захотелось узнать, чем у ребят всё устаканилось.
В следующей же строфе начались жуткие политические интриги. Видимо, королевство Вильяма такое малюсенькое и ни на что другое не годное, что местные нувориши всерьёз рассчитывали использовать бедолагу только как племенного быка. А вы говорите, мажор. Вон у них всё как ненажористо, у мажоров-то. Все кругом домогаются их мажорского тела без любви, без чувств, без романтики при свечах, одна вульгарная физиология в виде браков по расчёту. Вложение капиталов, ничего личного. Тьфу, брр.

[Английский текст]Or ever he set his foot to the land
He saw his brothers three.
'O have you here a foreign lady
Come with you from over the sea?'

'O I have here no foreign lady
Come with me from over the sea.'
'Then will you wed with an English lady,
As wedded you must be?'

Says 'Get you, get you a lady to wed
That has both gold and fee.
Ere you set sail the king was dead.
The crown has come to thee.'


Вот он ступил на землю.
Три брата ждут его:
"Привёз ли ты красавицу
С далёких берегов?"

- "Я не привёз красавицу
С далёких берегов".
- "Так значит, обвенчаться ты
С британкою готов?

Здесь леди богатейшая
Ждёт сватов от тебя.
К тебе корона перешла
По смерти короля".

Гордый Вильям послал лесом и братьев, и их выдвиженку. Пропуская несущественные детали и строфы, перехожу к главному:

Глаза завязаны, чтоб он
Не видел ничего.
Скрутить сумели, как взялись
Втроём за одного.

"Тебе мы судьи, старший брат,
Колена преклони.
В том, что с тобой произойдёт,
Ту женщину вини".

Его камнями и песком
Засыпали они.
Одна корона, как её
Разделишь на троих?

Тут мистер Хопкинс взялся за дело раззудись плечо. Действительно, как выбрать нового престолонаследника из однояйцевых тройняшек? Они и сами не знают, кто из них круче. Решили положиться на судьбу. Знамо дело, раз Вильям был такой прыткий, то явится женщина с младенцем, скажет "Я жена короля!" и покажет пальцем на короля. На кого покажет, в общем, тот и король. И началось шоу с ритуальными плясками вокруг приехавшей выходить замуж иностранки.
Но я тут же запуталась в манере мистера Хопкинса нанизывать местоимения на she said, поэтому перевести эти воодушевляющие отрывки не удалось.
А в финале, когда молодая мать с инфантом на руках никого не узнаёт, ничего не понимает и требует непременно предъявить ей тело нотариуса Роше мужа почти законного - три ж свечи! - а не всяких женихов-подкидышей, к ней ночью явился сам Вильям. Весь в песке, наверное, томно-бледный. Красиво. И говорит:

"За поцелуя три моих
Пойдёшь ли ты за мной,
За поцелуя три моих
С короной золотой?"

Она ему ответила:
"Целуй меня скорей.
Мне всех корон на свете
Любовь твоя милей".

He gave her kisses cold as ice;
Down upon ground fell she.
She has gone with him to Paradise.
There shall her crowning be.

И всё, это финал. Как видите, автор проявил свою целибатно-католическую сущность - напрочь забыл о младенчике. Вот что с английскими мужчинами неправильные конфессии делают!
Видимо, младенчик достался трём однояйцевым дядьям, и они при нём мирно регенствовали, пока не поседели, а зубы выпали и в коленях скрип-скрип-скрип. Так им и надо.
Но общая установка автора на то, что случайный секс ведёт к скорой совместной вечности на небесах, мне понравилась. Живи быстро, умри молодым. Мистер Хопкинс - энергично мыслящий творец.
Однажды доперевожу "Её королевство". Из 39 строф осталось 13 изнасиловать гармонично перевести.

Кстати, википедия мамой клянётся, что Джерард Мэнли Хопкинс не стал бы крутым суперклассиком, если б его наследие не опубликовал другой раскрученный поэт, Robert Seymour Bridges (1844-1930). У этого автора меня, помнится, заворожило вот такое стихотворение:

My delight and thy delight
Walking, like two angels white,
In the gardens of the night [...]

Яндекс предлагает перевод Валерия Игнатовича, где соблюдено требование к рифмовке первых трёх строк, но рифмовка следующих трёх строк малость хромает.
Я тоже особых успехов в своё время не добилась, да так на полуслове и бросила:

Мой восторг и твой восторг, -
В ангельских садах росток, -
Ночь пустила в свой чертог.
Страсть моя и страсть твоя,
Сплетены в язык огня,
Жизни свет дают, горя.
Ибо таинством своим
Жизнь влечёт, и мы горим.

Вот оно как всё сложно, про любофф-то переводить. Уж лучше военные марши. Я вам рассказывала, как перевела "На погребение сира Джона Мура" Чарльза Вольфа? Ну то самое стихотворение, которое так шикарно миллион лет назад в 1825 году перевёл Иван Козлов как "Не бил барабан перед смутным полком...". Блин, придёт же в голову с такой крутой классикой соревноваться.
Но предпоследняя строфа мне, определённо, удалась лучше, чем Ивану Ивановичу. Там в разгар отступления парни, наспех закопав генерала и не успев воткнуть крестик, побежали не оглядываясь, и поэтому могила национального героя в итоге потерялась. Собственно, всё стихотворение именно об этом - что парни очень сожалеют о случившемся, но так получилось.

[Английский текст]But half of our heavy task was done
When the clock struck the hour for retiring;
And we heard the distant and random gun
That the foe was sullenly firing.


Осталось могилу отметить едва,
Но враг наступал без пощады,
И слышали мы отдалённый сперва
Угрюмый раскат канонады.

В переводе у Козлова эта строфа как-то туманна по содержанию, вся на антитезах:

Ещё не свершён был обряд роковой,
И час наступил разлученья;
И с валу ударил перун вестовой,
И нам он не вестник сраженья.

В любом случае, я избавила безымянную генеральскую могилу от славянизмов, так что однажды мне зачтётся... или не зачтётся, потому что рифмы-то всё равно поганенькие.
Впрочем, никто и не ждал, что будет легко.

А также от меня пострадали Уильям Блейк, Джон Китс, Генри Остин Добсон и Мэри Элизабет Кольридж, но этот позорный факт легко установить по тегу.
Tags: стихи в виде поэзии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments