Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Сладкие женщины кошмаров ("Кэндимен" Б.Роуза)

КЭНДИМЕН = Сластёна = Candyman
Мистический триллер по рассказу Клайва Баркера "The Forbidden"
США, 1992. Продолжительность 95 мин.
Реж. и автор сценария Бернард Роуз (Bernard Rose, род. 04.08.1960), исполнительный продюсер Клайв Баркер (Clive Barker)
В ролях: Вирджиния Мэдсен (Хелен Лайл), Кейси Леммонс (Бернадетт), Тони Тодд (Кэндимен), Ксандер Беркели (Тревор Лайл), Ванесса Уильямс (Энн-Мари Маккой, мать младенца).
Страница на кинопоиск.ру, страница на IMDb 

Есть чикагская легенда о маньяке-потрошителе Кэндимене с крюком вместо правой руки, приходящем из потустороннего мира по пятикратному зову...
есть две подружки-аспиранточки, желающие сделать себе имя на горячем материале...
есть серия нераскрытых кровавых убийств...
но всего этого мало для кино, равного авторскому высказыванию.
Поэтому в "Кэндимене" упор сделан не на мистической ауре, и не на детективной составляющей, и не на слэшерной экзотике.
Упор сделан на внутреннем развитии чувств героини, столкнувшейся с последствиями собственного равнодушного любопытствования.

Вот Хелен узнала о распространённости некоей мрачной страшилки среди населения негритянских кварталов. Она предвкушает, как сенсационно свяжет эту страшилку с новостями из колонок криминальной хроники.
Явившись на место одного из громких убийств, Хелен узнаёт, что молодая соседка убитой отчаянно боится за жизнь своего младенца. Местные хулиганы весьма наглядно дают ей понять, как им неприятны распросы о Кэндимене. История об абстрактном потустороннем маньяке наполняется ужасом и ненавистью реальных живых людей.

С чисто драматургической точки зрения этот переход нагляден, прочувствован. Фильм, начавшийся как производственная драма из жизни социологов, стремительно обретает черты экзистенциальной драмы.
В какой-то момент и Хелен начинает ощущать своё личное, вненаучное отношение к истории взаимоотношений Кэндимена и потомков его гонителей. Умерший насильственной смертью, на улице, без священника, под улюлюканье толпы, оставшийся без христианского погребения... конечно, он просто обязан мстить каждому, кто посмеет потревожить его.

История борьбы красавицы Хелен со всемогущим злодеем-покойником превращена в хоровод особенных тайн, не все из которых будут разгаданы.
Вот одна из них: Кэндимен приходит на пятикратный зов - но кто первым позвал его, и зачем? Ответ на это будет дан в финале, и это будет финал историй и Хелен, и Кэндимена. Финал двух историй любви.

Далее, Кэндимен - мулат. А согласно легенде - он художник, соблазнивший местную деву из богатой семьи, и вряд ли она была мулаткой. То есть речь идёт о каре за мезальянс больший, чем связь богатой наследницы с богемным отщепенцем. Чёрный мужчина и белая женщина. Сластёна и его мёд.
Как тут не вспомнить комичное обличение на арене советского довоенного цирка: "У белой женщины - чёрный ребёнок!". В "Кэндимене" крохотный негритёнок окажется одним из центров мистической интриги. Когда-то связь художника с девицей открылась вследствие закономерно наступившей беременности, а нынче только Хелен дано спасти похищенного Кэндименом младенца...
То есть тайны "Кэндимена" - это не тайны из разряда "как он проходит сквозь стены?" или "удастся ли ей сбежать от убийцы?". Тайны - о любви, о ненависти, о боли тела и боли сердца, о праве на месть и праве на жизнь.

Поэтому одна из ключевых сцен для понимания авторского замысла - крюк, брошенный траурной процессией в гроб невинной жертвы. Старая легенда умерла в тот миг, когда её герой совершил поступок, расходящийся с образом страдающего бунтаря. Новая легенда рождается ещё до того, как свершится первое её деяние, - рождается из вынужденного благословения на ненависть, из признания возможными будущими жертвами своей личной вины.
Tags: 1990-1999, гиньоли, мистика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments