Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Category:

Мир входящему (Мосфильм, 1961, реж. Александр Алов и Владимир Наумов)



Последние несколько дней войны. В непредсказуемое путешествие отправились обмирающая от ужаса немка на сносях и трое русских военнослужащих, которым поручено доставить её в любое медучреждение, лишь бы от неё избавиться. Ладно бы вдоль дорог мёртвые с косами стояли, увы, здесь всё ещё стоят живые и с оружием в руках. В общем, головы людей - последнее место, где живёт война, и очень неплохо, когда есть на что эти головы переключить.

Фильм очень грамотно и внятно выстроен как триллер хичкоковского типа, когда зритель знает, что вот-вот случится нечто ужасное, а персонажи ни ухом, ни рылом, и вот это ужасное всё откладывается... откладывается... откладывается... но никуда не девается и непременно рванёт.



Одновременно это роуд-муви, где раскрываются характеры случайных попутчиков. Немыслимо, запредельно гуманистичное роуд-муви - не в смысле чтения моралек, а в смысле подачи персонажей. Авторов вообще не интересует, где, когда и в чём они против морали проштрафились, зато вот здесь и сейчас из каждого извлекается вся красота души, на какую тот способен. У кого-то душа нараспашку, над кем-то приходится потрудиться, а кто-то вообще весь фильм глаза прячет. Немка, например, явно холёная офицерская жена и по срокам беременности легко посчитать, за какого рода подвиги муженька наградили поездкой домой. Само собой, в фокусе внимание не она, а юный лейтенантик, который примчался на фронт только что прямо из пехотного училища, пылая жаждой хоть кого-нибудь убить и отчаянно завидуя бывалым воякам. 1961 год, на дворе "оттепель" и велик соблазн трактовать армию победителей как армию мародёров и насильников, жаждущих безнаказанной деструкции. Но авторов интересовало, как люди выруливают из внутреннего мордора в гармонию, а не наоборот. В частности, через персонажа-болтунишку они демонстрируют, как с помощью речевых практик человек может годами избавлять себя от погружения в мордор.





По скриншотам сами видите, не надо быть семи пядей, чтоб разглядеть знатный операторский бенефис Анатолия Кузнецова, который сладострастно компоновал кадры в немыслимых ракурсах и плоскостях, делая упор на символическую статику, как фотограф.
А тот шикарный эпизод, где из мрака сгустилось Нечто Невидимое, прокоммуницировало с главгероями и печально побрело дальше, так и оставшись Невидимым? Ни в жизнь бы не подумала, что так способен выглядеть один из лучших комических эпизодов, какой только можно придумать для фильма о конце войны.
Впрочем, гротескно-комическая перебранка персонажа Александра Демьяненко с американцем в исполнении Николая Гринько тоже дорогого стоит. Особенно, если учесть, что Демьяненко и Гринько ни разу не похожи на будущих Шурика и папу Карло.



Вспомнила операторский почерк в "Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен", задумалась и пошла рыться в фильмографии, чего я ещё не видела из работ Кузнецова. Выбрала "Трое вышли из леса" Константина Воинова (1958), где уже после войны выяснилось, что один из трёх чудом выживших партизан - предатель, выдавший отряд, и всё заверте. Заинтересовалась возможным соревнованием советского фильма с психологической драмой, развёрнутой Агатой Кристи в том романе, где много лет спустя шло следствие об убийстве многодетной усыновительницы одним из приёмных детей.

Бонус: Общий очерк творчества Алова и Наумова в блоге alexander_pavl/
Tags: 1960-1969, арт-кино, военное кино, советское кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments