Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Category:

Подбросить дровишек в костёр теорий

С тех пор, как в связи с сериалом "Teen Wolf" довелось сострить, мол, кинематографическая симптоматика обращения мужчины в оборотня детально схожа с симптоматикой дамского ПМС...
в башке вертится что-то такое про шутку и долю шутки, забыла.
Но ведь реально схожая симптоматика! Подчинённость природному циклу. Физиологическое умирание-обновление. Бодимодификация (у оборотня снаружи, у женщины внутри). Резкое уменьшение уровня доброжелательности, вплоть до желания рвать и метать.
Фильмов, где оборотень изначально женщина, не так и мало, а сама кинематографическая разработка темы женщин-оборотней началась ещё в 1940-х. Но всё равно снова и снова образ оборотня примеривают к мужчинам. Надо же, какая настойчивость в демонстрации воображаемого мужского ПМС. Не иначе, кинематографические мальчики ищут в себе тёмное женское начало. Очень тёмное. И какое-то дико извращённое, потому что оборотень, вроде как, альфа-самец, раз способен голыми клыками порвать в клочки любого качка.
Вывод: оборотень - метагендерная фантазия, сплав мужского и женского не в "уродливо"-гермафродитное, а в нечто хтоническое, победительное и могучее, превосходящее данное нам от природы.

Перехожу к теме зомби. Классических довоенных зомби не трогаю, я в них дюже не сильна. Зомби-юмористов из "Возвращения живых мертвецов" О'Бэннона ("Мозги!") тоже не беру, они сами по себе тема. Беру привычных всем ромеровских зомби, т.е. мертвецов с восстановившимися первичными рефлексами.
Их физиологическая суть в отсутствии чего бы то ни было волшебного. Трупы, ходячие, скучные. По одиночке убогие, коллективами непобедимые. Кинематографисты эксплуатируют тему пожирателей живой плоти, из-за которой ромеровские зомби это всегда биомашины смерти, гильотины ходячие, и взывают только к оборонительно-убегательным моторным рефлексам зрителя.
Но само по себе пожирание живого, тёплого мяса... Неужели тут ключевым является "пожирание", а не "тёплое"? Представьте, что всё, чего хочет зомби, это прижаться к тёпленькому, как цыплёнок к грелке. Банальный энергетический баланс, куда более доступный, чем пережёвывание живой плоти при нефункционирующем обмене веществ. Один-два таких зомби, сиротливо трущиеся возле вас, более-менее безопасны. Если вы гламурная барышня, то прикупите своим зомбям приличные костюмчики и сделаете макияж в едином стиле или резко контрастирующий, чтоб оттенить свой тонкий вкус. Если вы бессовестный мужлан, то станете отгонять зомбей-попрошаек, пока не подвернётся особо симпатичная дохлая леди. Возможно, крупный толстый зомби помешает вам свободно передвигаться, но это же терпимо. Опасно только скопление зомбей, потому что желая прижаться к вам, они должны пробиться сквозь толпу конкурентов, а это давка и беспредел.
Вывод: ромеровский зомби - (потенциально) образ дряхлой старости, требующей у "молодых" перераспределения энергетических ресурсов в свою пользу. Кинематографисты нарочно годами уводили своих зомби от экзистенциальных тематик в сторону тематик социальных, в сторону критики всех категорий получателей пособий и кредитов. Т.е. метафору дряхлой старости продвигали в мозг зрителю как угрозу экспоненциального роста требовательных иждивенцев, а не как бытовую норму. Возможно, рост кинематографических симпатий к зомбям в последние пару десятилетий и поиск им ниши для мирного сосуществования с живыми, - всё это как-то связано с выработкой нового статуса старости в обществе. Да, именно наши поколения станут первыми поколениями, создавшими новую мифологию взамен древней, где старцы водились не в изобилии (отчасти были даже дефицитны) и никого не пугали своим количеством.
Tags: зомби в кино, оборотни в кино, теория кино, тренды кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments