Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Category:

Эдуард VIII и его прекрасная Уоллис Симпсон в советской пародии 1937 года

Основное занятие на работе сейчас - вбивать в электронный каталог описания машинописных пьес. Это пьесы из архива Ленинградского Областлита, прошедшие цензуру в Реперткоме во второй половине 1920-х - 1930-х гг. Они стоят на полках вперемешку с пьесами 1940-х - 1950-х гг. из архива Управления культуры Ленинградского Исполкома. Где-то примерно полок тридцать этой благодати, расставленной в алфавите авторов, и я уже на букве У. В общем, налюбовалась вдосталь.

Вот, например, такой экземпляр:
Левин Лев Давыдович (1910-1958). Корона и колпак : комедия-памфлет в 1 акте. - Ленинград, 1937. - [1], 39 л. - Машинопись со штампом "Запрещено" от 28 мая 1937 г. (штамп Лен. управления по контролю за зрелищамии репертуаром).

"Корона и колпак" заслуживает внимания как аллюзия на состоявшееся 10 декабря 1936 года отречение от престола короля Великобритании Эдуарда VIII ради перспективы морганатического брака с Уоллис Симпсон. Действие комедии происходит в государстве Табриния. Королевский шут наивно полагал Генриха IV и его любовницу-иностранку Глорию последними идеалистами и старался способствовать успеху их отношений. На самом же деле, Глория была подослана из заокеанской страны Меарики, чтобы способствовать плану диктатора государства Мангерии Доальфа Тыглера добиться низложения монарха Табринии. В свою очередь, Генрих IV охотно использовал ситуацию, чтобы поднять свои акции на рынке женихов Меарики в надежде получить брачное предложение от престарелой миллиардерши.

Спрашивается, почему это запретили. Л.Д.Левин не был новичком, первый серьёзный успех пришёл к нему в 1934 году благодаря комедии из студенческой жизни "История пяти хвостов". Более-менее опытный комедиограф сталинской поры, можно сказать, и не бездарный графоман какой-нибудь. В "Короне и колпаке", вроде бы, всё по фэншую, сплошь сатирические выпады против Великобритании, Германии и США. К тому же Уоллис и Эдуард поженились 3 июня 1937 г., так что цензор 28 мая успел забраковать пьесу о них как пьесу о мужчине и женщине, действительно не состоящих в браке и свободных для политических финтов ушами.

К сожалению, на обложках запрещённых пьес фиксировался только сам факт запрета, а вот причина запрета никогда письменно не пояснялась. Где-то в местных архивах, небось, пылится "заключение" политредактора на "Корону и колпак", но затраты усилий на общение с архивариусами, боюсь, не были бы сопоставимы с результатом.

Чтоб два раза не вставать, доложу о ценном наблюдении: ленинградские цензоры не были чужды гуманизма.
В агитпьесе "Огонь по БРИИЗу" (1930 год) четыре автора (в том числе персонаж из википедии Иван Федорович Кратт, типовой государственник и родинолюб) расписали в красках, как два коварных спеца-эксперта Львов и Кукишев посредством Бюро рабочих изобретений тырят интеллектуальную собственность у наивных пролетариев и жируют на отчисления с неправедных патентов. Львова и Кукишева уличили, изобличили, обличили и пригвоздили на пролетарском агитсуде. Там цензором вычеркнута ремарка из финала "Рабочие поднимают яркий лозунг "Смерть вредителям". Ну, всё правильно, в 1930 году обычных вредителей пока ещё не расстреливали. Цензор соблюдал эти рамки, а драматурги, как видим, рвались пострелять.
Tags: архив, пьесы в виде драматургии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments