Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

Трое вышли из леса (Мосфильм, 1958, реж. Константин Воинов)

Только Юля, Паша и Серёжа уцелели из всего партизанского отряда, потому что были посланы в город на задание как раз в тот день, когда по чьей-то наводке немцы окружили и перебили партизан. Более десяти лет спустя из случайно найденного документа стало ясно, что наводку немцам тогда дал кто-то из этих троих. Началось следствие.
Они вышли из леса живыми, а мы смотрим на них... глазами караулящих в засаде немецких солдат. Неожиданный ракурс! Так на кого же из троих мы посмотрели, как на "своего"?

vlcsnap-2016-05-09-09h50m37s135 vlcsnap-2016-05-09-09h44m59s80

Штрих времени - характеристика близости персонажей к социальным лифтам через топологию жилищ. Вознёсшийся на высоту математик-кибернетик Павел живёт в ухоженной отдельной квартире, считая золотые казённые бонусы механическим следствием своей внешней безупречности, а не рандомной селекцией ручной элиты. Вывалившийся из всех возможных лифтов строительный рабочий Сергей обитает в грязной коммуналке и рассчитывает на дальнейшие мелкие подачки от государства, оставляющие его на плаву, но лишающие самоуважения. Ну а медсестра и мать-одиночка Юля живёт в частном секторе и вынуждена полагаться только на себя, если только не удастся зацепиться за какого-нибудь мужчину понадёжней.

Перед актрисой Лидией Смирновой задача стояла нелёгкая, ведь совсем недавно, в экранизации "Сорок первый" Григория Чухрая (1956), уже прогремел образ во всём прекрасной женщины "из народа", которая вынуждена держать мужчин на расстоянии, чтоб не провоцировать сплетни о солдатской давалке. Поскольку в образе Юлии простонародная мудрость цельна и неизменчива от старта до финиша, то мне гораздо интереснее было наблюдать за Павлом и Сергеем, каждый из которых имел свою червоточину.

Прототипом Павла мог стать, например, Борис Моисеевич Каган (1918-2013). Тот в 1941 году закончил МЭИ по специальности "Автоматика и телемеханика", воевал, был отозван с фронта для участия в военных разработках, в 1946 защитился на степень кандидата технических наук, в 1949 году удостоен Сталинской премии, с 1953 года связан с разработкой проблем ЭВМ, в 1958 получил степень доктора наук без защиты диссертации.
Павел идеальный семьянин с блестящей карьерой, и в истории с поиском доносчика ему есть что терять. С моей точки зрения, куда заковыристее с темой "должен ли холёный, сытый хозяин жизни оказаться непременно подлецом", разобрался Владимир Скуйбин в "Суде" по сценарию В.Тендрякова (1962), как топором рубанул, больно и с мясом, по самому нерву неказистой работяжьей души, последнего (а возможно, и единственного) оплота люмпенского снобизма. Но Скуйбину интересен был не советский вельможа, попавший в качестве подозреваемого под уголовную статью, а его простонародный оппонент. А вот Воинов как следует покопался в вельможном барине и даже отметил его душевные муки кадром, полным теней. Нет, вы как хотите, а у Скуйбина всё равно интересней получилось, многослойней, но с лаконичной ясностью.

vlcsnap-2016-05-09-11h10m11s14 vlcsnap-2016-05-09-10h52m02s129

Наибольшим новаторством отличилась проработка образа Сергея. Боевые друзья помнят его хорошим и энергичным парнем, но нынче он ничтожество: жена бросила, образования и профессии никаких, медленно звереет, здравствуй алкоголизм. В интернетах из подходящей терминологии мне подвернулись только "посттравматическое стрессовое расстройство" и "боевая психическая травма", но их описание лишено историко-философских обобщений. Меж тем, Сергей, воин армии Победы и сторона обвинения на Нюрнбергском процессе, переживает нечто, по всем признакам сходное с "вьетнамским" и "афганским" синдромами, т.е. диссоциальными расстройствами ветеранов армий Тьмы.
Коронный кадр для Сергея - распахнутое окно ресторана. В ресторане довольно большой эпизод, и зритель уверен, что ему демонстрируют стандарт бытового благополучия. Но это благополучие только для Павла, а Сергей, рапахнув окно, шокировал мою мещанскую душонку апокалиптическим видением вокзального грохота и суеты, столь неуместных поблизости от оазиса хрусталя и белых портьер с бомбошками. Сергей приглашён в мирок хрусталя, но его настоящий мир прямо за окном, и он не слишком-то уютен.

vlcsnap-2016-05-09-10h13m24s237 vlcsnap-2016-05-09-10h02m09s139

Дополнительный бонус лично для меня - частичное фабульное сходство с романом Агаты Кристи "Испытание невинностью / Ordeal by innocence" (1957). Там тоже много лет спустя после страшного преступления, когда раны уже подзатянулись, группа ровесников с опытом семейного братства и слишком разными судьбами узнаёт, что виновен кто-то из них. У Агаты Кристи вопрос дня - как жить дальше, если имя виновного так и не будет названо, как отмыться самому и как доверять некогда самым близким людям. В "Трое вышли из леса" вопрос так не ставится, и вообще никак не ставится, и есть в этом какая-то мрачная недоговорённость.
Tags: 1950-1959, психологический психологизм, советская правда, советское кино, суровый как бы реализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments