Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

Мама Рома / Mamma Roma (Италия, 1962, реж. и сценарист Пьер Паоло Пазолини)

vlcsnap-2016-05-30-16h12m11s162 vlcsnap-2016-05-30-16h53m40s230

Римская уличная проститутка по прозвищу Мама Рома, а ныне почтенная торговка овощами с лотка, планирует конвертировать свой жизненный опыт и скромные накопления в соцкапитал для единственного сына. Этторе шестнадцать лет, он податлив и любопытен, талантов никаких, ремеслу не обучен, но немножко чуткого руководства и мальчик пойдёт в гору. От него требуется всего лишь стать официантом и через пару-тройку лет жениться на некрасивой дочери владельца ресторана. А потом сыночек сможет паразитировать на женином приданом и никогда не знать мужицкого труда, и мама будет полностью счастлива.

Но что-то пошло не так. Мама застряла в своём устаревшем жизненном сценарии и не замечает, что вариантов много больше, чем буржуазная сытость и люмпенская неустроенность. Уже в 1953 году убийство фотомодели Вильмы Монтези дало газетам повод рассуждать о наркотизации и сексуальной распущенности итальянских элит. Сколько лет нужно рыбе, если голова уже сгнила? На дворе 1962 год, и для таких мальчиков, как Этторе, копошащихся среди римских новостроек, открыты широчайшие переспективы: хочешь, обслуживай престарелых педофилов, а хочешь, пади жертвой маркетинговых стратегий наркомафии.

vlcsnap-2016-05-30-16h43m13s103 vlcsnap-2016-05-30-16h54m54s213

Никто ничего не скрывает, поддайся Этторе естественной для безотцовщины тяге к общению со взрослыми мужчинами, потенциальным клиентом для него стал бы и сам Пазолини, которого выперли из итальянской компартии из респектабельных кругов за развращение малолетних. Пазолини не был бы гением, если б не сумел представить свою девиацию как виктимность самоощущения. Автобиографичен фильм или нет, но актёра на роль мальчика режиссёр подобрал под свой типаж, смурной и чернявый. Разница только в сохранности носа: у Пазолини нос небитого человека, у Этторе нос чудовищно деформирован. Мрачное предвидение гения, что тут скажешь; умер Пазолини так, как врагу не пожелаешь.

80

Фокус в том, что всё самое существенное, влияющее на ход событий, происходит "за кадром". Эпизоды смонтированы встык, и это не ключевые моменты биографии Этторе, а только те события и трактовки, которые имеют шанс попасть в итоговый полицейский протокол (который тоже останется за кадром). [СПОЙЛЕР ФИНАЛА, несмотревшим не читать!]Например, мы видим, как Этторе заработал репутацию влюблённого, страдающего из-за измены, хотя его интерес к девушке имел совершенно практические основания и сам собой рассеялся, как только стало ясно, что практикование оснований не может происходить в удобном для Этторе режиме. Реальность из междукадрия сама находит Этторе, вот уже и сутенёр в круге общения... монтаж! о нет, наркомафия успела прибрать к рукам малолетнего дурачка, далее абстинентный синдром и остановка сердца.

Однако автора больше интересует, имелись ли у римских матерей хоть какие-то рычаги влияния на падших ангелочков, поэтому чаще всего нам показывают, как мама контролирует и держит руку на пульсе, а бестолочь-сыночек почему-то умудряется ускользнуть от родительской заботы. В результате, если почитать, что пишут зрители на Кинопоиске, решишь, будто это фильм о том, что нельзя отвлекаться на посторонние дела, когда дрессируешь тинейджера. Некоторые пускаются в пространные рассуждения о пагубе отчуждения между сыновьями и матерями. То есть, современные зрители не воспринимают структуру фильма как способ наррации и честно рефлексируют над тем, что автор показал, а не над тем, что автор демонстративно "спрятал" вне кадра.

Пазолини остался недоволен своим фильмом, жалел о выборе Анны Маньяни на главную роль. В принципе, он прав, наверное. Маньяни актриса для психологического актёрского театра с системой Станиславского, а её запихнули в эпический театр по системе Бертольта Брехта и выставили героиню дурой.

В том же 1962 году появился ещё один классический фильм о несбыче мечт уличной проститутки, построенный по тому же принципу рассказывания через умолчания, - "Жить своей жизнью" француза Жан-Люка Годара. Этот опыт нахожу куда более удачным, потому что закадровым "умолчанием" стал один и тот же рефрен, делающий точные поправки к каждому эпизоду. Там из будней героиновой наркоманки автор демонстративно вычистил все упоминания наркозависимости и внутрикадровым бонусом-намёком шло умолчание причин, по которым главной героине всякий раз требовалась одна и та же сумма денег, примерно равная стоимости дозы. В кадре же красовалась прелестная дева, жизненный крах которой оставался совершенно непонятен, если упереться в мораль и назидания, а не постулировать необходимость медикаментозного вмешательства. На глазах Годара гибли его ровесники и он попробовал выстроить предостережение от противного для тех, кто не замечает момента, когда их близкие начинают путь к пропасти.

Приём наррации через умолчание рисковый, конечно. Зрителю надо непременно суметь постулировать существование непоказанного, иначе пазл никогда не сложится и увиденное частное не даст картины общего. А за общее у Пазолини и Годара идут ни много ни мало эпохальный апгрейд системы универсальных ценностей и зафиксированная на киноплёнке поворотная точка социальной истории.

Потом этот приём выродился в такое убожество, как сценарий "Молчания Лорны" братьев Дарденн (2008), получивший приз Каннского фестиваля, потому что все остальные сценарии, видимо, были ещё хуже. Так проходит слава мира.
Tags: 1960-1969, итальянское кино, наркомания в кино, психологический психологизм, суровый как бы реализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments