Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Category:

Чего я не знала про драматургию 1920-х

Когда каталогизируешь, особого желания вчитываться не возникает. Комсомольцы против нэпманов, редко-редко вчерашние фронтовики против тыловых крыс. Заводы строят, плотины всякие, дороги прокладывают, кипит новая жизнь, нифига у людей не получается, всё рушится, всё плохо, ищут кто виноват.
Но советские мелодрамы... это отдельная песня.

1929 год. "Звериный быт", автор Львович. Жених-слесарь упрекнул девятнадцатилетнюю невесту-комсомолку за излишнюю открытость для новых знакомств. Та назло приняла приглашение 35-летнего художника на банкет в кругу богемы, там напилась в зюзю и была художником изнасилована. Жених в шоке, но его друг-комсомолец помог парню правильно взглянуть на случившееся: девушке требуется не чтение моралек, а моральная поддержка. Кстати, для 1920-х изнасилование подвыпившей барышни в гостях очень распространённый сюжет, должно быть; я такое ещё и у К.Вагинова в романе читала.

1925 год. "Наболевший вопрос", автор Лясковская. Студент-медик Сергей предлагает красавице-курсистке Ксении сожительствовать. Та девушка положительная, честная, посылает парня нафиг, но очень переживает, потому что надеялась на брак с Сергеем, хотя бы и через ЗАГС, а не в церкви. Пользуясь их ссорой, гулящая дурнушка Стеша немедленно выдаёт Сергею все авансы и становится его сожительницей, а там и ребёнка рожает, хоть замуж её Сергей так и не взял. Ксения чахнет в тоске в коммуналке, а Стешка с Серёгой вселились в две комнаты в том же доме. Стешка вся в шелках и на каблуках ходит, Серёга при младенце бдит, - словом, идеальный сожитель оказался, ничем от законного мужа не отличается. Ксению клинит: где справедливость? Она вся такая достойная, себя соблюдает, а в итоге просто старая дева людям на смех. На последних страницах пьесы Ксения начинает вспоминать какую-то свою тёзку, которая во младых летах овдовела, в память о великой любви во всё мужнее оделась, сорок лет в таком виде по улицам проходила и похоронена на Смоленском кладбище. Тут уж стало клинить меня, потому что хотя до канонизации той Ксении ещё примерно 60 лет оставалось, а всё-таки в 1925 году будущих святых блаженных в пример ставить как-то не принято было. Ксения 1925 года с тоски утопилась. Видимо, чтобы показать, что путь Ксений - не наш путь. Но как-то малоубедительно у автора получилось. Если эту пьесу хоть где-то поставили, то я ничего не понимаю в советской цензуре. Но вряд ли ставили.
Tags: 1920-1929, дух духовности духовитый, пьесы в виде драматургии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments