Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Тайна горного подземелья (К/с им. Горького, Ялтинский филиал, 1975, реж. Лев Мирский)

Остросюжетная драма по сценарию Максуда Ибрагимбекова (1935-2016) по его же пьесе "За всё хорошее - смерть" (1974), а пьеса по его же одноименной повести.
Четверо шестиклассников - мальчики Боря, Алик, Марат и девочка Кама - нарушили предписанный взрослыми маршрут и забрели в секретный фашистский горный бункер-пещеру, оставшийся со времён войны. Там возлежали скелеты в военной форме, боеприпасы и ящик вздутых рыбных консервов. Ну и кое-то ещё по мелочи, чему иные из взрослых очень обрадовались бы, наверное, а дети только озадачились.

vlcsnap-2016-12-01-21h57m10s219

Тут - бац! - одно маленькое землетрясение, и школьники поняли, почему те скелетированные немцы не смогли вовремя выползти из своей пещеры.
Замуровало нафиг. Может, история и повторяется как фарс, но шестиклассникам стало не до смеха. Бутерброды из рюкзаков быстро кончились. Спасал только подземный источник (а в пьесе детям ещё и воды негде было достать).
Далее последовали психологические экзерсисы разной степени непредсказуемости.

vlcsnap-2016-12-01-22h41m16s44

Если не вдаваться в подробности, Боря, Алик и Кама внешне оставались теми же, что и были, но резко поменяли поведение - в диапазоне от абьюзинга до фрустраций. Марат, считавшийся школьным зубрилкой, наоборот, действовал по всем привычным для него алгоритмам (основательность и вдумчивость, принимаемые окружающими за мелочность), зато при этом менялся внешне.
Собственно, режиссёр на крупных планах обыгрывал глаза на лице очкарика. Сначала, когда Марат оставался ведомым при куда более бойких приятелях, глаз было вообще не разглядеть.

vlcsnap-2016-12-01-21h46m49s151

Потом глаза стали отчётливо видны...

vlcsnap-2016-12-01-22h16m48s216

...а там и вовсе зажили какой-то таинственной собственной жизнью - на лице, остающемся всегда бесстрастным.

vlcsnap-2016-12-01-22h42m57s44

Кстати, не менее впечатляющая трансформация внешности произошла и с Борей, но только за кадром. Потому что в пьесе азербайджанца Ибрагимбекова этот персонаж - вспыльчивый бакинец Сабир. В фильме же чернявый драчун-дразнилка превращён в белобрысого и курносого славянина. Видимо, это ничего не должно означать, кроме нежелания выводить азербайджанцев абьюзерами в детском фильме всесоюзного проката.

Не могу сдержаться, проспойлерю два классных момента.
[Spoiler (click to open)]Когда засыпающая Кама придвигалась к Марату, он немедленно представлял свою маму. А в роли мамы там не абы кто, а кумир очень взрослых мальчиков Наталья Фатеева.

vlcsnap-2016-12-01-22h33m27s228

Перед решительной разборкой со вздутыми консервами Кама совершила омовение и выполнила ритуал одевания в торжественную одежду. Идущая на смерть приветствует нас. Если б в 1980-х я не была малолетней свистушкой, могла бы уже тогда словить кайф от приравнивания пионерской формы облачению во гроб.

vlcsnap-2016-12-01-22h38m57s197
Tags: 1970-1979, детское кино, потёмки нежного детства, психологический психологизм, советское кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments