Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

Специфика образных структур аниме

Пока насчитала четыре специфически-японских персонажа, кочующих из аниме в аниме. Это скандирующий ребёнок, худой блондин, добрая девушка и "меха".

Радостный наивный ребёнок, который что-то скандирует и подпрыгивает-пританцовывает. Подозреваю, японцам служит объектом для умиления. Зритель с моим менталитетом воспринимает такого ребёнка как дурно воспитанного малолетнего дебила, остро нуждающегося в пинке и подзатыльнике. А лучше хорошего ремня. А ещё лучше - вон из кадра, бесполезный сладкий идиотик!
Понятное дело, такой персонаж нужен авторам для создания эффекта "античного хора". Но непонятно, зачем им вообще античный хор. Что примечательно, самостоятельные действия персонажа выглядят искусственными, с высосанной из пальца мотивацией.
Лично мне античнохоровой ребёнок испортил половину "Ковбоя Бибопа". Незабудунепрощу.

vlcsnap-2016-10-28-21h59m31s199

Молодой блондин, высокий, худой (зачастую и узкоплечий), с длинными конечностями, длинноволосый и светлоглазый, с тонкими чертами лица. По поводу коллективного либидо японцев сомнений не осталось, они по нордическим андрогинам тащатся не по-детски.
Ведущая черта персонажа - сексуальная табуированность. Он ни с кем не сожительствует и не принимает ничьих ухаживаний. Более того, сам ни за кем не ухаживает. Ледяной король какой-то. Возможно, он должен оставаться одинок, чтобы всецело и безраздельно принадлежать непосредственно зрителю.
Следовательно, любое добровольное вхождение нордического андрогина в зону контакта следует расценивать как прорыв и нечто особенное, ключевое для сюжета.

vlcsnap-2017-01-08-13h08m20s118

Очень Милая Девушка, которая ни на что не претендует, зато источает приязнь и умиротворённость. Второплановый персонаж, обычно без специальных функций в сюжете, то есть лишённый качеств полноценного субъекта действия.
По-моему, это редуцированный образ Матери, тем более что настоящих матерей своим персонажам авторы аниме проектировать, как правило, избегают. Видимо, японцы слишком остро переживают конфликт между идеализированным и реальным образом Хранительницы Устоев.
Для очень-милой-второплановой-девушки у меня и скриншота нет ни одного.

Не персонаж, но как бы супергеройское альтер эго персонажа - классический "меха", то бишь боевой робот-доспех, облачившись в которого ординарный человек становится существом гигантского размера и соответствующей мощи.
По традиции, первое, что приходит в голову, - "меха" нужны как альтер эго для задохликов. Но я бы посмотрела под иным углом. Японцев на их крохотусеньком островке набито, как сельдей в бочке. Возьмём карту: вот Россия - 146 миллионов населения, а вот Япония - 126 миллионов населения. Отдайте им Сахалин уже кто-нибудь, мочи ж нет смотреть, как люди мучаются. Естественно, среднестатистический японец жаждет выгородить себе личное пространство. "Меха" по-любому является как раз таким пространством, вторжение внутрь которого гарантированно пресекается силовым воздействием.
То бишь, аниме с "меха", очень популярный подростковый жанр, - это коллективная сублимация демографического невроза.

Tags: аниме, поэтика аниме
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments