Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Category:

Материалы к теме "Инцест в русской драматургии XX века"

Мало ли, вдруг кто захочет написать дипломную работу поинтересней, чем вялые копания в стотыщ раз раскопанном. Нам ли, библиотекарям, не знать, как из года в год студенты-дипломники заказывают в читальный зал одни и те же книги и номера журналов. Тоска и уныние, заканчивать так сладостные годы студенчества. Бросайте дохлое, голосуйте за горячее!

Почему инцест, спросите вы, ведь куда более выигрышного броманса в советской драматургии хоть ложками ешь? Жаль, выковырять оттуда гомосексуальное зерно довольно трудно, потому что здоровые духом советские персонажи (обычно армейские офицеры, студенты-очники или передовики производства на крупных заводах) противятся самой идее дать повод к инсинуациям. Они живут в общаге в одной комнате и не расстаются ни на минуту, проводя досуги совместно и без свидетелей, особенно в одноактных пьесах. И тем не менее стойко держатся в рамках броманса, сволочи упрямые, не развлечься.
Но с тех пор, как своими глазами увидела настоящий русский мистический хоррор 1944 года ("Мёртвые воскресают"), вера в жанрово-тематическое богатство отечественной литературы не покидает ни на секунду. Могли, когда хотели, ещё как могли.

Напомню, если кто забыл: я в Санкт-Петербургской театральной библиотеке сейчас каталогизирую пьесы из фонда основного книгохранения. Пьесы инцестуальной тематики не то чтобы сыплются, как из рога изобилия, но всё же попадаются.
И первой попалась выспренная драма того самого Луначарского, которого все и без меня хорошо знают, - "Королевский брадобрей" 1906 года. Первая русская революция, может, и не много нации полезного причинила, зато цензура ослабла и инцесты прорвались на сцену.

Луначарский, Анатолий Васильевич (1875-1933). Королевский брадобрей: пьеса в семи картинах : [белым стихом]. - Санкт-Петербург: Книгоиздательство "Дело", [1906]. - [4], 90 с. - Перед осн. текстом подзаг.: Пьеса в семи сценах, в стихах.
Ремарка: "Действие происходит в XV веке в феодальном западноевропейском государстве". Брадобрей Аристид стал тайным наперсником короля Дагобера, носящего прозвище Крюэль ("Жестокий"). Дагобер поверяет Аристиду все свои порочные мысли и желания, потому что брадобрей не выказывает к ним отвращения, а только любопытство. Король захвачен страстью к собственной дочери, принцессе Бланке, и задумал открыто обвенчаться с ней, несмотря на недовольство знати и церкви, опасающихся бунта черни в случае кровосмесительного брака в королевской семье. Конечно, и сама девушка умоляет старика одуматься, но Дагобер непреклонен. Чтоб сделать Бланку покорной желаниям отца, Аристид советует королю пригрозить возможными пытками, которым подвергнется её возлюбленный, граф Евстафий, томящийся в башне за то, что в споре с королем посмел аж наполовину обнажить меч. Не перенеся этой мысли, принцесса сошла с ума. Король сомневается, принесет ли ему желаемое брак с апатичной дочерью, совершенно потерявшей волю к жизни, но все же готовится к свадьбе и потчует Аристида рассуждениями о сути безграничной власти. Торжествуя и упиваясь моментом, Аристид перерезал Дагоберу горло и тихонько скрылся из дворца. Истинной властью обладает тот, кто держит бритву у чужого горла.
В 1918 году, когда Луначарский уже был наркомом (министром), Литературно-издательский отдел Комиссариата народного просвещения в Петрограде переиздал "Королевского брадобрея", то есть рекомендовал к постановке в театрах системы политпросвета.

Соната: эскиз в 1-м действии. - Б.м., [192-?]. - 26 с. - Машинопись. - Авт. не указан.
Одноактная пьеса для трёх исполнителей осталась анонимной, - и поделом, совсем бездарная. Внук князя Алексея Никс и его возлюбленная Китти не понимают, почему князь против их брака. Но бабушке Китти, чей давний роман с князем не привёл к браку, известна тайна: Китти тоже внучка князя Алексея. Пьеса снабжена ремаркой: "Усадьба бабушки. ...Сороковые года".

"Сонату" следует счесть скорее курьёзом, чем памятником эпохи. В первой половине 1920-х появилось немало пьес, вытащенных пожилыми авторами из пыльных углов в надежде протолкнуть в театры и получить хоть какой-нибудь гонорар. Эти произведения были нелепы по содержанию, художественны беспомощны, написаны витиеватым языком графоманской прозы 1900-х. К счастью, драматургия нэповских времён предлагала куда более живые и актуальные сюжеты, и один из них - "Братство Кугикап" Юрия Юрьина.

Юрьин, Юрий Николаевич (1891-1927). "Братство Кугикап", или Священный зверь: драма в 5-ти действиях [с предисл. автора]. - Б.м., [1926?]. - 136 с. - Машинопись. - В конце предисл.: Капри, 1926 год.
Автор в предисловии заявил, что это пьеса на тему распада "интеллигентской семьи". Кого он хотел обмануть - цензора, что ли? Идеологическое противостояние богемной молодёжи и комсомольцев сведено здесь к противопоставлению нездоровой и здоровой сексуальности. Дети профессора-египтолога Космовского оказались по разные стороны баррикад. Владимир, типичный "фокстротирующий кокаинист" (такова газетная лексика эпохи), пытается втянуть юную сестру-комсомолку Варвару в досуги некоего "Братства Кугикап". Её отвращение к атмосфере этих вечеринок побудило его открыть причину своей настойчивости: он испытывает инцестуальное влечение к сестре. Попытка соблазнения-изнасилования не удалась пьяному Владимиру, и он в депрессии застрелился, а Варвара над трупом брата произнесла резкие слова осуждения. Пьеса содержит диспут о новом быте и половом вопросе, написанный на материале статей Бухарина и Смидович из брошюры 1926 года "Быт и молодежь".

1930-е годы пропускаем, там индустриализация, людям не до инцестов. То ли дело военные годы, время расслабляться, видимо.

Шервинский, Сергей Васильевич (1892-1991). В одной семье: пьеса в 3-х действиях. - Б.м., 1944. - [4], 98 с. - Машинопись с многочисленной авторской правкой и рукописной вставкой на с. 42.
Вася Новицкий закончил институт и вот-вот уйдёт на фронт. Пора жениться, но любящая его студентка Соня Веригина узнала, что они единокровные брат и сестра, и измена мужа до сих пор задевает чувства Веригиной-старшей. Видя отчаяние дочери, мама Сони сбросила маску оскорблённой невинности и всё-таки призналась, что супружеская измена и её грех, так что биологическим отцом девушки вовсе не был отец Васи. Теперь между Васей и Соней нет преград.

Наверняка "оттепельные" пьесы содержали бы что-нибудь этакое... если бы в полной оптимистичных надежд эпохе не находились темы поинтереснее. А потом оттепель кончилась, и всё мерзкое и гадкое вернуло свои права художественного гражданства.

В начале 1971 года Александр Вампилов написал драму "Прошлым летом в Чулимске". О самой пьесе судить не берусь, ни разу не смотрела, если честно. Но за экранизацию Глеба Панфилова 1980 года ручаюсь - тема инцеста там главенствует. Причём тематика экранизации глубже пикантных перверсий, поскольку суть конфликта не в кровосмешении как таковом, а в практикуемой взрослыми политике умолчаний и сокрытия от молодёжи важной информации. В общем, сплошь затхлая духовная атмосфера страны, губящей собственных детей.
А вот примерно тогда же написанная Николаем Витарским "Каска" словно бы создана в каком-то другом мире, где нет ничего тайного и постыдного, а есть только подлежащие устранению досадные флуктуации социального, мешающие гармонии интимного.

Витарский, Николай Владимирович (1910-1990). Каска: пьеса в одном действии / отв. ред. М. Медведева. - Москва: ВУОАП, Отдел распространения драматических произведений, 1972. - 31 л. - [Разрешение к постановке] № А-03891 от 11/IV-1972 г. - На авантит.: Пьеса удостоена II премии на Всесоюзном конкурсе одноактных пьес. - Тир. 200 экз.
Инцестуальный любовный конфликт разрешается в "Каске" благодаря восстановлению разрушенных в военные годы семейных связей. Бросив работу колхозным механиком, Борис устроился в городе на заводе, но исправно навещает приёмную мать Настасью Самсонову и её младшую приёмную дочь Лизу. Бориса злит роман красавицы Лизы с местным хулиганом, который сейчас находится в тюрьме; он снова и снова возвращается к этой теме. В деревне недавно найдены и захоронены останки погибшего в бою лейтенанта Алексея Карташева, и пожилая мать героя приехала, чтоб собрать свидетельства о его последних днях. Так выяснилось, что Борис на самом деле сын Карташева. Получив право на фамилию, отличную от фамилии сестры, Борис признался Лизе в любви.
В том же 1972 году "Каску" издали в серии "Репертуар художественной самодеятельности" тиражом 65 000 экземпляров.

Судя по следующему примеру, в перестроечные годы драматурги считали делом чести притворяться, что пьесы создаются не ради сюжетных поворотов и пикантных подробностей, а чтобы доказать всему миру свою яйцеголовость.

Иванов, Сергей Анатольевич (1941-1999). Падение дома Романовых: пьеса в двух действиях / отв. ред. С. Терентьева. - Москва: ВААП-ИНФОРМ, 1988. - 79 л. - На правах рукописи. - [Разрешение к постановке] № А-13577 от 12/XI-1987 г. - Тир. 250 экз.
Основное содержание этой густо-фрейдистской пьесы составляют ведущиеся в воображении диалоги четырнадцатилетней Стеллы Романовой с матерью, отчимом, биологическим отцом и подругой из детдома. Пубертатные тревоги накладываются на инцестуальные комплексы девочки, переживающей, что не является биологическим ребёнком своих родителей. Отец в её воображении какая-то туманная, постоянно трансформирующаяся и ускользающая фигура доброжелателя, а к не умеющей удержать отца матери предъявляются невнятные, но весьма истеричные претензии.
Tags: пьесы в виде драматургии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments