?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
Краткий курс "Краткой литературной" и Девятого - Алиса Постик по эту сторону экрана
Смотрела кино, узнала о себе много нового. Хочу знать, как меня зомбируют
adzhaya
adzhaya
Краткий курс "Краткой литературной" и Девятого
О эта "Краткая литературная энциклопедия". Нервы, холодный пот, боль, разборки в кулуарах и слёзы горьких обид, вот чем остаются памятны проекты такого уровня.

Как прежде Евы была Лилит, так прежде "Краткой литературной" была "Литературная", готовившаяся в 1929-1939 годах сперва Коммунистической академией, а затем воспоследовавшими специалистами. Да и то в 1939 году добрались лишь до буквы Ф, потому что персоналии начиная от Романова пришлись аккурат на 1937 год, когда уже слишком многих посадили (практически всех достойных упоминания, если идти строго по фактографии), так что сборка 10-го и 11-го томов стала воистину чудом.
Увы, про "Литературную энциклопедию" можно сказать только, что этот концентрат исторического материализма изначально ничего кроме оторопи не вызывал и нужда в радикальном апгрейде ощущалась прямо в момент выхода издания.

Итак, время отказа от идейно обветшалой "Литературной" настало. В 1962 году, почти на излёте хрущёвской оттепели, вышел первый том "Краткой литературной".
С почином! В добрый путь! Литературоведы и архивисты засучили рукава, готовясь и дальше славно трудиться над сводом биографий лучших, влиятельнейших поэтов, прозаиков, драматургов, переводчиков и теоретиков литературы всего мира за всю историю письменности. Ну как "лучших"... допустим, "лучших" и таковыми назначенных, - те и другие в разумной пропорции (смешать, но не взбалтывать).

А что "оттепель"? Оттепель ни разу не золотой век советского либертинажа. В первом же томе не найти обэриута Александра Введенского, хотя его уже снова публиковали как детского писателя - и даже с предисловием Сергея Михалкова ("Когда я вырасту большой", М., 1960). Да ведь никто и не ждал, что советские культуртрегеры станут швыряться парадигмой об асфальт. Так только, аккуратненько...

Хотя половинчатость либертинажа, боюсь, отнюдь не главная проблема составления "Краткой литературной". Если объяснить отсутствие в первом томе активно переводившегося в 1920-х на русский и украинский языки Пелема Гренвилла Вудхауса ещё как-то можно, - то-сё, тревожный информационный фон в биографических источниках, что-то такое о коллаборационизме, хотя без доказательств, - то отсутствие Рэя Брэдбери не оправдать вообще ничем.
А Буало с его Нарсежаком, где оба два? где разъяснение, что они не муж и жена, а четыре разных человека?! Спойлер: эти французы в "Краткой литературной" так и не появятся.

Сейчас обидную вещь скажу: советские литературоведы оказались чудовищно некомпетентны, зная мировую литературу лишь в пределах каталога переводов на русский язык, да и то избирательно. В этом смысле американец Рэй Брэдбери был для них таким же слепым пятном, как и пропущенный во втором томе (1964) грузин Нодар Думбадзе. Либо не был, но как они теперь это докажут?! "451 по Фаренгейту", русский перевод - 1956 год. Согласитесь, такую книгу трудно не заметить.

Припоминая скандал 2012 года с чистосердечными рецензиями топовых российских кинокритиков на фильм "Железная леди" в псевдопереводе-переделке, вынуждена констатировать, что ничто не ново под луной и эрудицию придётся растить лет шестьсот, как английский газон.

Как вариант, возможно и совсем уж грустное объяснение: гуманитарии из литературных НИИ почему-то не входили в число номенклатурных счастливцев, имевших доступ к избирательно распределяемым благам, и остродефицитный на книжном рынке перевод романа Брэдбери действительно в глаза не видели. Но это уже высший пилотаж конспирологии, тут я не сильна. [UPD: Согласно свидетельским показаниям, роман Брэдбери остродефицитным как раз не считался и был вполне доступен. Тем сильнее моё недоумение.]

Так или иначе, амбициозный проект состоялся. С 1962 по 1975 год вышли все восемь томов от А до Я.
Легко представить, как все эти годы вдовы покойных совписов маялись нервным тиком, предчувствуя недоброе, а мэнээсы литературных НИИ мечтали возвыситься до ведущих, чтоб попасть на почётные страницы. Примерно так же в наши дни плетутся интриги вокруг статусных именных статей в википедии.
Так что пёс с ней, с компетентностью. Зато составители "Краткой литературной" проявили некоторую политическую волю, и словник восьми томов сам по себе немало рассказывает о брожении умов в хрущёвском и постхрущёвском ажиотаже. Некоторые имяреки, которым полагалась персональная статья просто по занимаемой в Союзе писателей должности, места удостоены не были. А некоторые дерзкие выскочки осели в "Краткой" после первых же двух-трёх сборничков стихов.

Вряд ли Брэдбери и Вудхаус сильно переживали за свой рейтинг в советском справочнике. А вот сказать то же самое о блистающем своим отсутствием в первом томе чеховеде Георгии Петровиче Бердникове (1915–1996) не рискнула бы. Карьера его должна быть признана безупречной: в 1974 он стал членом-корреспондентом АН СССР, в 1977 - директором Института мировой литературы. Но когда ты был деканом филфака Ленинградского университета в очень характерный период (1949-1953), тебе не дадут понять, что всё прощено и забыто. Так что хотя бы только раз и только в 1962 году, но несмываемое оскорбление игнором коллеги сумели нанести.

Конечно, такие очевидные невооружённому глазу случаи не так часты. У современного пользователя "Краткой литературной" много больше примеров, вызывающих чисто академическое недоумение, без оттенка личного отношения. Скажем, затруднюсь сформулировать, чем был вызван негатив коллег в адрес театроведа Владимира Фёдоровича Пименова (1905–1995), автора многочисленных очерков о советской драматургии. Понятно, что это были скучные очерки, которые сейчас никому даром не сдалися, как и почти вся советская литературная критика, убитая на корню отсутствием живой методологии. Но не мог же Пименов быть хуже всех! Им пренебрегли в 1968 году в пятом томе, когда уже стали фактом такие вехи биографии, как должность главреда журнала "Театр" (1960-1964), затем пост ректора Литературного института (с 1964) и звание заслуженного деятеля искусств РСФСР (1965). Ректора литинститута нет в литэнциклопедии, каково?! Должно быть, немало из кого-то крови выпил, раз месть настигла на взлёте карьеры.

Симметричный ответ не заставил себя ждать. Владимир Николаевич Топоров (1928–2005), переводчик и комментатор "Дхаммапады" (1960) и один из основателей московско-тартуской семиотической школы ...пролетел над седьмым томом (1972), как фанера над Парижем. Нуачо? Мужику слегка за сорок, зелен виноград. "Дхаммападу" эту, кроме переводчика, всё равно никто читать не будет, а две-три новаторские работы по ритуально-поэтическим формулам читали, да нифига не поняли.

Но сильно сомневаюсь, чтоб отсутствие Виктора Астафьева в первом томе можно было списать на что-либо иное, кроме досадной редакционной ошибки. Небось, тупо пару листиков машинописи потеряли. Иначе придётся признать, что два романа и три повести за 1953-1960 годы плюс членство в Союзе писателей не дали суровому прозаику никаких преференций.

Само собой, фронт работ прирастал и без редакционных ошибок. За почти полтора десятка лет работы над энциклопедией появились новые имена в литературе, обновился список некрологов, забытые живые классики закидали редакцию гневными письмами, к тому же западные коллеги понасоставляли прорву конкурирующих справочников, стимулирующих к творческому заимствованию с целью дать правильную оценку. Одно, другое, третье, - словом, потребовался дополнительный девятый том, который придал бы цельность восьми предыдущим.

И вот в 1978 году вышел заветный Девятый том с дополнениями от А до Я - для многих последний шанс вскочить в уходящий поезд профессионального признания.
Как его готовили? Как шла торговля?
Мы вам нашего сталиниста, вы нам вашего авангардиста. Четыре государственника-почвенника за одного эмигранта, не имевшего скромности прекратить публиковаться, - на меньшее не согласны! Хорошо, берём вашего яйцеголового Топорова, берём вашу Викторию Токареву с двумя сборничками рассказов. Что? Дж.Р.Толкиен? аааа, и это после того, как мы согласились на переводчицу Цецилию Кин с её семнадцатью годами отсидки в лагерях?! Ладно уж, подавитесь вашим дурацким "Властелином колец", это меньшая из наших проблем, тем более, Дж.Р.Толкиен пять лет, как помер, и больше никаких гадостей про СССР не напишет и обзывать гномами не станет. Вот как быть с тем, что у нас половина классиков умерла непременно в сорок втором - сорок третьем годах согласно выданным справкам, а не видел их никто уже с тридцать седьмого... Как, например, основоположник марийской литературы Сергей Чавайн - арестован в мае 1937, расстрелян в ноябре, в энциклопедии числится живым до 1942. Печальный рекорд здесь, видимо, принадлежит татарскому драматургу Кариму Тинчурину, который в "Краткой литературной" дожил аж до мая 1947 (эта дата перекочевала в седьмой том из "Театральной энциклопедии"), хотя расстреляли-то его в 1938.

Где те мемуаристы, которые расскажут, с какими кислыми рожами утверждали для Девятого персоналию лихого казака, бывшего чоновца, автора "Юнармии" и "Азова" Григория Ильича Мирошниченко (1904-1985), который в 1936-1938 годах повелевал судьбами в качестве секретаря парторганизации ленинградского отделения Союза советских писателей. Алкоголик, избивал жену, охотно давал органам сигналы, кого пора посадить, лучше расстрелять. Потом был 1949 год, космополиты, партсобрания, оргвыводы... Естественно, совписы запросто упражнялись в доносах, но Григорий Ильич, во-первых, лидировал даже на этом фоне, во-вторых, открыто использовал атакующий стиль вместо традиционных анонимок и бравировал статусом первого доносчика. Его ненавидели настолько, что аж в 1964 году, когда, казалось бы, быльём поросло, не поленились выкинуть из КПСС.

Параллельно выходили "Театральная энциклопедия" на пять томов с полутомиком "дополнений" (1961-1967), "Музыкальная энциклопедия" (1973-1981, но проект словника напечатали ещё в 1968), "Большая советская энциклопедия" в 30 томах (1969-1978). Проблемы там возникали ровно те же самые.
Постатейное сопоставление этих гигантов, живой табели о рангах, способно, подозреваю, доставить не меньшее.
20 comments or Leave a comment
Comments
alek_morse From: alek_morse Date: May 1st, 2018 01:38 pm (UTC) (Link)
Рэй Бредбери предназначался в 1 том, верно? Наверное для первого тома, выходившего в начале 1960-х, он был ещё молодой и ранний?

Кстати, на днях в книжной лавки прикупил 2 том двухтомного Кинословаря 1970 г. Там тоже в конце, где-то на четверть толстенной книги "Дополнения", в которых маленькие статьи о Банионисе, Белявском, Евстигнееве, Ефремове, Жжёнове, Капралове, Юлии Карасике, Копеляне, Куравлёве, Всеволоде Ларионове, Ларисе Лужиной, Любшине, Урбанском, Нине Ургант, Яне Френкеле, - их всех, судя по всему, не было ни 1 томе, ни в основном разделе 2 тома.
adzhaya From: adzhaya Date: May 1st, 2018 03:13 pm (UTC) (Link)
Критерии годности современных западных писателей меня сразу в тупик поставили. Возникла версия, что вообще в принципе "жанровой" литературой предпочитали пренебрегать, поэтому сразу отсекли и фантаста Брэдбери, и юмориста Вудхауса, и детективщиков Буало-Нарсежака. Причём к 1978 году подобрели к фантастам и юмористам, так что хотя бы Брэдбери и Вудхаус в девятый том попали.

О да, список "дополнений" в конце тома всегда производит впечатление. Главное, совсем недавняя история, а уже сколько трактовок.
illa_anna From: illa_anna Date: May 1st, 2018 02:57 pm (UTC) (Link)
Хе-хе, как то не так давно, лет 5 назад, беседовала с двумя преподавателями Кулька. Доцентом и профессором (проректором, к тому же). Кандидатом и доктором, так сказать, филологии. Так они не знали, кто такой Керуак. От слова вообще. А ты говоришь - Бредбери :)

Edited at 2018-05-01 02:57 pm (UTC)
adzhaya From: adzhaya Date: May 1st, 2018 03:14 pm (UTC) (Link)
Специалист подобен флюсу:)
adzhaya From: adzhaya Date: May 1st, 2018 03:16 pm (UTC) (Link)
Имею в виду, может, один знал ВСЕХ от А до Б, а второй знал ВСЕХ от В до Г. Тебе надо было просто найти того, кто по букве К!:)
illa_anna From: illa_anna Date: May 1st, 2018 03:19 pm (UTC) (Link)
У меня сложилось впечатление, что наши филологи принципиально изучают только русскую литературу. Начиная со школы. И дальше ничего не меняется. Знание зарубежной литературы определяется исключительно уровнем самообразования. А кому охота и на досуге заниматься тем же, чем на работе - когда гругом одни станки, как в том анекдоте.
adzhaya From: adzhaya Date: May 1st, 2018 03:42 pm (UTC) (Link)
Подумалось, при нынешней системе отчётности в этом, возможно, есть большой практический смысл. Ограничение предмета исследований создаёт приятную компактность круга цитируемых источников. Сами друг о друге пишут, сами друг друга цитируют, сами друг другу взаимно рейтинг повышают. Им же сейчас индекс цитирования дозарезу важен.
zimopisec From: zimopisec Date: May 5th, 2018 10:18 am (UTC) (Link)
И это правильно. Русская Филология изучает русскую литературу.
illa_anna From: illa_anna Date: May 5th, 2018 10:55 am (UTC) (Link)
Ну а как бы сравнивать с другими литературами, нет? Оценивать взаимное влияние? Но они изучают ее в вакууме.
zimopisec From: zimopisec Date: May 6th, 2018 06:56 am (UTC) (Link)
Ну как Вам сказать? Описывать влияние- таки надо. Но поскольку большинство писателей тоже читают иностранную литературу в переводе, то влияние этим переводом и ограничено. А описывать явления, существющие параллельно изучаемому и на него не влияющие- необязательно.
illa_anna From: illa_anna Date: May 6th, 2018 07:08 am (UTC) (Link)
Но, чтобы понять, влияет этот автор на изучаемого тобой или нет, о нем нужно хотя бы знать? Во всяком случае,в науке это именно так - изучаешь массу всего, а описываешь то, что в данном случае пригодилось. Но у русских гуманитариев, видать, все по-другому :)
alexander_pavl From: alexander_pavl Date: May 1st, 2018 06:30 pm (UTC) (Link)
"остродефицитный на книжном рынке перевод романа Брэдбери действительно в глаза не видели" - Эта книжка не была дефицитом. Она всюду продавалась. У меня, например, имелось это издание, на одной полочке с "Это было под Ровно" и "Следы остаются" стояло.
adzhaya From: adzhaya Date: May 1st, 2018 08:46 pm (UTC) (Link)
Тогда я просто не понимаю, что произошло. За шесть лет (1956-1962) не заметить, что это как бы прогрессивное произведение, обличающее бездуховную буржуазию и т.п.? Чем им фантаст не угодил, тем более ни разу не запрещённый.
alexander_pavl From: alexander_pavl Date: May 1st, 2018 09:13 pm (UTC) (Link)
Загадка! И есть ещё одна загадка: каким образом в БСФ был опубликован роман Карин Бойе "Каллокаин", где тоталитарное государство разваливается в результате изобретения "сыворотки правды". Местное ГПУ в восторге начинает проверять лояльность всех подряд, и оказывается, что лояльных вообще не существует. Очень зло написано, не хуже, чем запрещённые "Мы", "1984" и "Прекрасный новый мир", но вот - опубликовали массовым тиражом.
adzhaya From: adzhaya Date: May 2nd, 2018 06:19 am (UTC) (Link)
Вот по таким причинам всегда буду говорить - фиг с ней, с компетентностью! Если все будут компетентны, всё позапрещают.
alexander_pavl From: alexander_pavl Date: May 2nd, 2018 06:49 am (UTC) (Link)
Именно!
From: once_for_all Date: May 5th, 2018 06:29 pm (UTC) (Link)

Может в те годы признаться в том что читают фентези, было уж совсем некомильфо? Вроде как сейчас признаться, что читают какую нибудь Устинову?

adzhaya From: adzhaya Date: May 5th, 2018 06:41 pm (UTC) (Link)
Логичная версия. Но энциклопедический формат подразумевает охват всех пластов, включая фольклор и детскую литературу. Даже если затолкать "Хоббита" в резервацию бульварных жанров, о самих-то жанрах всё равно надо дать полноценное представление.
Вроде, "Краткая литературная" только комикс-литераторов решительно презрела, а остальных хоть ругательно, да поминала.
pyshch From: pyshch Date: May 6th, 2018 07:47 pm (UTC) (Link)
По поводу Бредбери. Я довольно долгое время интересовался как НФ, как и фентези, и у меня сложилось твердое ощщущение, что оба этих жанра отечественные критики за серьезную литературу не считали вообще. Западная НФ достаточно активно переводилась в СССР (естественно, смотрели на "прогрессивность" автора, и потому того же Бредбери переводили далеко не всего), у нас были те же Стругацкие и Ефремов, но я никак не могу сказать, что о них много писали. Кстати, у Олди кажется некоторая "второсортность" восприятия нашими литературоведами фантастики, отмечалась и не раз: ну то есть есть "нормальная", серьезная литература, и есть где-то там фантастика, которая конечно тоже ничего, но на самом деле, конечно, детские шалости: до "взрослой" литературы не дотягивает. Возможно проблема в том, что у нас еще с 30-х за фантастикой твердо закрепилась роль "литературы для юношества": Беляев там, Верн. Познавательно, конечно, но несолидно. В итоге жанр рос и развивался, а штамп остался.
adzhaya From: adzhaya Date: May 7th, 2018 08:16 pm (UTC) (Link)
...и это реально проблема сегодня! Входящие в профессию молодые литературные критики вынуждены учиться исключительно на западных образцах рецензирования. Отечественной школы днём с огнём не найти, небось. То есть, Россия катастрофически отстала.
20 comments or Leave a comment