Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

"Репертуарный указатель ГРК" (Москва, 1929) - можно скачать PDF

Желаете знать активный репертуарный фонд советского театра второй половины 1920-х? Не вопрос.
Раздобыла экземпляр "Репертуарного указателя" 1929 года, отсканировала. По этой ссылке с яндекс-диска должен скачиваться PDF на 153 МБ.

оглавление

Предисловие всё целиком, кликабельно.
реп_указ_1929_0001 _ реп_указ_1929_0002 _ реп_указ_1929_0003 _ реп_указ_1929_0004 _ реп_указ_1929_0005

Краткий комментарий.
В 1923 году Главполитпросветом через лобби в Главлите была введена практика "литеровки" репертуара. Литер всего три - А для рекомендованного, Б для сомнительного и В для запрещённого к публичному исполнению. Сначала пролитеровали пьесы, кинокартины, затем дело дошло до эстрадной мелочи и цыганских романсов. Общая цель: советизировать репертуар, чтоб выдавить из театров, клубов и пивных нэпманские хиты. Театры, подсевшие на госдотации, волей-неволей оказались в зависимости от литеры А. Рабочие клубы бесились из-за фактического запрета на самый кассовый репертуар - литеру Б. В общем, раздача литер стала инструментом влияния для чиновников (правда, история умалчивает, заносили ли им театральные курьеры с чёрного хода).
Губернские реперткомы худо-бедно сами разбирались с творчеством местных авторов, но циркуляром от 12 мая 1925 московский Главрепертком потребовал присылать на утверждение все новинки. Годы шли, общественные скандалы только множились. Вплоть до подачи в отставку начальника Главреперткома товарища Роберта Пельше, который разругался вдрызг с начальником Главлита.
В 1927 Луначарский плюнул на этот бардак и неторопливо затеял административную реформу. То-сё, помирились, поругались, потасовали кадры. В итоге к власти в Главреперткоме пришёл Фёдор Раскольников (тот самый, который потом наваял открытое письмо Сталину и выпал из окна в Ницце). Литер стало четыре - А, Б, В и Г для разрешённого, плюс безлитерное "запрещено".
Перелитеровали всё недоперелитерованное, после чего Главрепертком торжественно издал свой первый "Репертуарный указатель", то есть список пьес, опер, оперетт, балетов, эстрадных песен, прошедших через цензурование в Главреперткоме до мая 1928. Здесь собрано всё (предположительно), что было на сценах по всей РСФСР с 1923 года, а потом либо оставлено, либо всё-таки запрещено.

Легко догадаться, это ценнейший памятник цензорской мысли. Вот для примера страницы с М.А.Булгаковым и Оскаром Уайльдом. Если по Булгакову никаких неожиданностей вы не встретите, то Уайльд озадачивает. Почему "Идеальный муж" получил литеру Б, а "Как важно быть серьёзным" - литеру А? Что за странный дисбаланс в оценке пьес, из которых одна критикует беспомощность британского парламентаризма под гнётом капиталистических хищников, а другая вообще не пойми о чём, может быть даже на тему, страшно сказать, сексуальной революции? Само собой, вызывает вопрос и отсутствие в списке каких-либо инсценировок "Портрета Дориана Грея". Получается, во второй половине 1920-х театральный менеджмент вообще не интересовался Дорианом и не пытался пропихнуть его через цензуру.

булгаков _ уайльд

Дополнительная освежающая прелесть в том, что приведены цензорские решения не только по изданным пьесам, но и по ходившим в рукописи. Например, какую-нибудь "Тётку Чарлея" напечатали в 1894 и 1905 годах, а при советской власти сперва не публиковали, уж будьте уверены (только в 1937 и 1938 сподобились).

Освежающая прелесть номер три - дикое количество опечаток и неточностей. Как контролировать репертуар, если у вас опечатки и в названиях, и в фамилиях авторов?! Ну и обезоруживающая манера указывать переводчика вместо автора тоже несколько обескураживает. На с.87 "Шерлок Холмс" в 7 действиях в переводе Пальмского, а поди догадайся, что за пьеса (я, например, так и не догадалась).

Освежающая прелесть номер четыре - разящая мощь цензорских решений по романсам. "Пара гнедых", "Не говорите мне о нём, ещё былое не забыто", "Не уезжай ты, мой голубчик" и даже невиннейший "По Муромской дороге стояли две сосны", - в списке запрещённых к публичному исполнению. Вот интересно, а эта странная традиция застольных песнопений, близкая к ритуальным действам, не оттуда ли она взялась? Если все хором в комнате над стынущим гуляшом поют "Пару гнедых", то это не публичное исполнение, потому что нет ни одного слушателя.

В 1931 напечатали так называемый второй том "Репертуарного указателя". Фактически, там приведены наросшие за два года дополнения и исправления к первому тому.
В 1934 издали трёхтомник с полностью обновлённой информацией. Устаревший указатель 1929-1931, разумеется, тут же повыкидывали на помойки (поэтому теперь он безумно редкий).
Заодно добавлю, что в 1935 напечатали сборник "О контроле за зрелищами и репертуаром" - свод ведомственных инструкций для цензоров, причём не засекреченный, то есть без пометы "для служебного пользования". Его можно скачать на Рутрекере (зачёркнуто) в разных всяких местах, запрещённых постсоветской цензурой.
Tags: архив, пьесы в виде драматургии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments