Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Category:

С ними никто не хочет разговаривать

Страх съедает душу. Германия, 1974, цв. Реж. Райнер Вернер Фассбиндер.
Пожилая вдовая немка-уборщица неожиданно для своих коллег, соседей и взрослых детей влюбилась в сравнительно молодого марроканца, получила от него уверения в полной взаимности и... вышла замуж. Коллеги, соседи и дети - все в едином порыве отрекаются от загулявшей старушки. Для них иностранец-иммигрант - символ грязи, похоти и нравственного падения.
Впрочем, не все соседи считают героиню падшей женщиной. Да вскоре и самые яростные противники вынуждены будут примириться с межнациональным, да ещё и неприлично неравным браком. Казалось бы, препятствий для любви не осталось. Но остался СТРАХ.

Чуть не бросила смотреть. Только последние десять-пятнадцать минут фильма вызвали настоящий отклик и зрительский интерес. А до того момента невозможно было поверить, что такой серьёзный человек, как Фассбиндер, снял невозможную агитку о покорном марроканце, пригодном к свободному содержанию в малогабаритной квартире.
Только в финальной части фильма бородатый Али с миндалевидными очами, наконец, приобрёл черты живого страстного мужчины, потомка гордых бедуинов, заброшенного суровой жизнью в чужой враждебный город.

Коллизии "Страха" - то частное, сквозь которое выглядывает немалая часть общего. Упомянуты следующие социальные аспекты проблемы интеграции иммигрантов в немецкое общество:
- живая действенная память о гитлерюгенде и прочей пропаганде;
- укоренённость отрицательных стереотипов о "чужом" и общая косность общества;
- распространение негативной оценки не только на расово отличных иммигрантов, но и на "белых" (упоминалось отрицательное отношение немецкой семьи к браку дочери с поляком);
- потребительское отношение местных женщин к иммигрантам как к живому мужскому мясу, обязанному быть благодарным за любое внимание;
- унизительное равенство зарплаты араба-автомеханика зарплате немки-уборщицы;
- гастарбайтерская конкуренция, которую составляют пришельцы местной рабочей силе, на фоне экономической рецессии;
- отсутствие форм культурного самовыражения для иммигрантов (арабам некуда пойти, кроме обычной пивной, где хозяйка крутит записи арабских песен);
- столкновение иммигрантов с этически неприемлимыми нормами поведения местных жителей (араб наблюдает, как дети оскорбляют и поучают мать).

Фассбиндер не затронул тему фиктивных браков ради прописки и гражданства. И очень мудро поступил. Достаточно вспомнить забавный прецедент с турецкой диаспорой в Германии, когда общество замерло в ожидании массового паломничества местных турок за немецким гражданством, а турки за гражданством не пошли, потому что своё турецкое гражданство с немецким видом на жительство оказалось для них удобней и выгодней.

Сосредоточившись на реальных, а не фиктивных, личных отношениях между немцами и арабами, Фассбиндер не прогадал. Глядя на фильм из 2000-х, ощущаешь, как изменились форма и направленность ксенофобии. Ведь ксенофобия оказалась взаимной. Решавшие, достойны ли чужаки быть облагодетельствованы плодами европейской цивилизации, не заметили, как чужаки пересчитывают гнилые бока этих плодов и сравнивают их с обильными дарами своих оазисов.

Именно этот, ещё тогда не вполне явный, момент взаимоотношений ухвачен в "Страхе, съедающем душу". Начало 1970-х - время, когда всё ещё кажется актуальным образ прирученного дикаря. Дикарь непредсказуем и неуправляем, он способен сорваться и выдать неожиданный финт. Да, так и происходит. Но героиня узнаёт истинную цену прирученности (душевного спокойствия и выдержки) таких, как Али. Простой медицинский (!) факт, по-новому осветивший всё содержание фильма, сперва показавшегося мне неудачным и поверхностным.

P.S.: На работе рассказали. Две дамы под 50 пошли прогуляться по дачному посёлку. Сидят таджики, ждут стройматериалы. Случайно разговорились. Оказалось, бригадир таджиков ещё помнит своё детство, когда папа каждое утро уходил на работу, по субботам - семейный поход на рынок, по воскресеньям - торжественный семейный обед. Своим детям он про это рассказывает - дети не верят. Как это может быть, чтобы папа всегда ночевал дома? и каждый день работал? и по два выходных в неделю? Таджикские папы так себя не ведут, детей не обманешь, они же видят... На прощанье таджик слёзно поблагодарил дачниц за беседу. Сказал: "С нами никто не хочет разговаривать".
Tags: 1970-1979, иммигранты в кино, мелодрамы, немецкое кино, неравные связи
Subscribe

  • Свингующая Япония

    Повесть о жестокой юности / История жестокой юности / Seishun zankoku monogatari (Япония, 1960, реж. и сценарист Осима Нагиса) Да-да, тот самый…

  • Демографический невроз в кинематографе

    От скуки мастер на все руки. Завела новый тег "демографический невроз в кинематографе". Для этого отрыла в глубинах блога американскую комедию…

  • Ещё раз о мистике советского кинематографа

    Раннее обнаружилось, что внешне безобидный детский фильм "Внимание! В городе волшебник!" ((Беларусьфильм, 1963, реж. Владимир Бычков) был…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Свингующая Япония

    Повесть о жестокой юности / История жестокой юности / Seishun zankoku monogatari (Япония, 1960, реж. и сценарист Осима Нагиса) Да-да, тот самый…

  • Демографический невроз в кинематографе

    От скуки мастер на все руки. Завела новый тег "демографический невроз в кинематографе". Для этого отрыла в глубинах блога американскую комедию…

  • Ещё раз о мистике советского кинематографа

    Раннее обнаружилось, что внешне безобидный детский фильм "Внимание! В городе волшебник!" ((Беларусьфильм, 1963, реж. Владимир Бычков) был…