Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

"Топор для новобрачной" Бавы. 5. Наказание

Я убивал, но смерти я не видел.
Колоть - колол, но разве ненавидел?
...Я понял смерть впервые здесь, за дверью.
Сказал "Мертва!" - и сам себе не верю...

В чём отличие между отважным гасконцем Д'Артаньяном и изворотливым англичанином Харрингтоном? В том, что один победил, а другой проиграл? Или в том, что у гасконца не было личного отношения к убитым им людям?

Харрингтону не всё равно, в кого ткнуть своим топориком. Он одинаково заинтересован в любой женщине, и всех своих жертв помнит по именам.
Но есть только одна <живая> женщина, с которой Джон Харрингтон пытался вступить в интимные отношения. Его жена. Сварливая, язвительная, боящаяся с годами растерять остатки привлекательности. Изводящая Джона, но крепкой хваткой уцепившаяся за их странный брак. Единственная, которой он решился доверить свою позорную тайну.

Несчастный красавец. Высокий, подтянутый, с точёными чертами лица, выглядящий чувственным, сильным и ранимым одновременно. Мечта, а не мужчина.
:)) Да, и на меня произвёл впечатление этот актёр! то-то столько скриншотов наклепала! вот и ещё парочка, от полноты чувств:
 
Мужчина с такой внешностью обречён на клеймо секс-символа, жеребца, мачо и на прочие звания, которыми узкомыслящие сограждане награждают не за любвеобильность, а за то, что ты мускулист везде, где не волосат, и волосат везде, где не мускулист.
Вот и Милдред всё не верит, что её семейный союз обречён. И ведь до чего додумалась, странная женщина, - начала ходить на спиритические сеансы, чтобы вызвать дух покойного первого мужа. И Джона с собой заставляла на эти сеансы ходить! Должно быть, хотела познакомить своих мужей, чтоб старший научил чему-нибудь младшего:))
А вместо бывшего мужа, кажется, вызвала дух покойной миссис Харрингтон: "Джон! Джон!"
К сожалению, нити тончайшего психологического анализа мне придётся немедленно оборвать, иначе проспойлерю весь финал "Топора для новобрачной". Поэтому придётся остановиться на двух интригах, с которыми триллер Бавы вышел на финишную прямую.
Первая интрига детективная. Удастся ли спастись очередной дурочке, павшей жертвой магнетического обаяния Джона Харрингтона? Мило болтая с шефом, легкомысленная модель считает безобидным кокетством заигрывание с убийцей посредством неглиже.


Вторая интрига - мистическая. Психоз Харрингтона достиг своего апогея, и всё развитие сюжета с определённого момента обращается в жестокую загадку для загнанного маньяка: убил ли он свою жену, или убийство ему только пригрезилось под вопли жертв из ужастика Марио Бавы, показанного по телевизору?

Мы наблюдаем весь эпизод, показанный с достаточными подробностями, чтобы согласиться: Милдред убита, определённо убита. Харрингтон сжёг её труп в печке в оранжерее. Пепел сложен в саквояж. Джон свободен, и она не вернётся. ...Ой ли. Снова и снова самые разные люди сообщают ему, что только что говорили с Милдред, что видят её прямо сейчас. Джон и сам то изредка видит, то не видит призрак своей жены.
Милдред теперь вся в чёрном, и на её лице выражение холодного торжества. "Я никогда с тобой не расстанусь!", - обещала она Харрингтону и, кажется, выполняет своё обещание.
 

Харрингтон начинает сомневаться в своей нормальности. Хотя наше знакомство с ним начинается с его насмешливого признания "Я параноик", до сих пор Джон не видел большой беды в своей ненормальности. И вот впервые чувство, что он плохо отличает явь от вымысла, начало приносить ему беспокойство.


Основным указанием на то, что убийство могло произойти не наяву, а в воображении маньяка, стал экстравагантный внешний вид, избранный Харрингтоном для этого эпизода. По правде говоря, мне сложно определиться, что может означать совмещение фаллического символа (да, топорик, конечно, не вполне подходит на эту роль, но ведь он замещает Джону сексуальное удовлетворение) с символами женской невинности и порочности в виде фаты и ярко-красной помады одновременно.


Какую-то роль может играть и то, что Джон напал на раздвоившуюся в зеркале Милдред.


Ясно только, что главным преступлением Джона стало настоящее или мнимое убийство той единственной, которую Джон честно пытался сделать женщиной. И главным его наказанием станет не длань Закона, а женщина.

Напоследок - немножко Марио Бавы. Для данного фильма им было приготовлено несколько хитроумных интерьеров с эклектичными завитушками. Лестница по дороге в спальню Милдред (оцените причуду художника-декоратора - над колоннами словно бы огромные глаза), и сама спальня Милдред. Да уж, отношения с Милдред - самая сложная часть нелёгкой жизни Джона Харрингтона.
 
 
Tags: 1970-1979, джалло, маньяки в кино
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • "Опасные советские вещи" Александры Архиповой и Анны Кирзюк (2020)

    Научно-популярная книга с подзаголовком "Городские легенды и страхи в СССР". Из области мелких придирок: На четыреста тридцать третьей странице в…

  • (no subject)

    Аудиоверсия сборника "Наше странное кино", начитанная многоопытным чтецом Ильёй Акинтьевым, доступна на ЛитРесе. Надеюсь, мужским голосом я вапще…

  • Mega Shark vs. Kolossus (США, 2015, студия Asylum)

    ДИСКЛЕЙМЕР: Этот пост не имеет отношения к заявлению господина министра Шойгу об оснащении российской армии боевыми роботами с искусственным…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments